Атомная Франция: история


Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

Предыдущая часть: Атомная Франция: Sent-Pierre

Стоит ли говорить о том, что история развития атомной промышленности Франции — да и любой другой ядерной страны мира! — тесно связана с развитием ядерного вооружения?

В 1945 году Шарль де Голль создал Комиссариат по атомной энергетике во главе с Фредериком Жолио-Кюри и Раулем Дотри. Цель —  «научное и техническое исследование возможности применения атомной энергетики в научной, промышленной и оборонной сферах».

В 1950 году Жолио-Кюри, бывший членом коммунистической партии Франции, обратился с призывом запретить атомную бомбу. За это он был смещен с должности высшего комиссара.

В 1960 году в алжирской части пустыни Сахара Франция провела первое испытание атомной бомбы. В 1964 году Франция вступила в клуб ядерных держав.

Закон 2005 года, определяющий основные направления энергетической политики Франции, подтверждает поддержание атомной энергетики, как основного источника электричества во Франции.

Противники атомной энергетики замечают: для атомных станций нужно обогащать уран, процесс обогащения урана требует больших электрических мощностей. Получается, что атомная энергетика производит электричества больше для себя самой, чем для потребителей.

аэс трикастен, трикастен франция, трикастен во франции

К этому историческому экскурсу добавлю вполне современную деталь. Когда я был на АЭС Трикастен (Tricastin), разные люди, в том числе из пиар-службы EDF, подтвердили: три из четырех ядерных реактора Трикастена вырабатывают электроэнергию для соседнего завода по переработке концентрированной урановой руды во фторид урана. И только один реактор работает собственно на нужды всех остальных потребителей. 

Атомная Франция: современность

Сегодня 59 атомных реакторов Франции вырабатывают 85% электроэнергии страны, стоимость которой (11 центов) — самая низкая в Европе. Франция на голову выше всех конкурентов по уровню профессиональной подготовки кадров и разработки новых технологических решений в ядерной отрасли.

Пока Германия и Швеция брали курс на консервацию уже запущенных реакторов, а Италия и Великобритания замораживали новое строительство, Франция вышла на первое место в мире по экспорту ядерных технологий в самых разнообразных формах: так, государственная компания AREVA, которой много лет, до 2011 года,  управляла Анн Ловержон (теперь компанией руководит Люк Урсель, бывший вице-президентAREVA), контролирует 30% мирового рынка производства и обслуживания ядерных реакторов и 80% рынка регенерации ядерного топлива.

В конце января в Париже возле мэрии я увидел детей, катающихся на санках с искусственных снежных горок. Неподалеку Сена мирно несла свои воды. Говорят, когда-то она замерзала. В это время в Москве, городе, который гораздо севернее Парижа и который по обыкновению славился лютыми морозами в эту пору года,   температура воздуха едва опустилась ниже нуля.

Глобальное потепление шагает по планете. Пока ученые ломают голову, отчего это происходит, приверженцы атомной энергетики радуются: они утверждают, что АЭС гораздо меньше способствуют потеплению климата, чем тепловые газовые и угольные станции. Значит, утверждают они, будущее за атомной энергетикой.

AREVA

Эту промышленную группу, специализирующуюся на атомной энергетике, знают не только во Франции. Ее стройплощадка и сфера ее интересов — весь мир. В 2006 году компания насчитывала 61 000 служащих.

Оборот 10 863 миллионов евро (2006). Чистая прибыль 649 миллионов евро (2006). Собственный капитал 6 722 миллиона евро (2006).

анн ловержон, чернобыль, аэс франция, аэс во франции

Говорят, что будучи главой AREVA Анн Ловержон произнесла фразу: «Если нам нечего скрывать, мы должны все объяснять и говорить правду, даже когда она нелегко дается». Говорят, фраза эта вылилась во вполне конкретные осязаемые действия. Речь идет о таких инициативах «Атомной Ани», как установка веб-камер по периметру La Hague — головного предприятия по восстановлению отработанного уранового топлива, или телевизионная рекламная кампания, призывающая публику совершить ознакомительную экскурсию на «ядерный завод».

К сожалению, мне не удалось побывать на самом заводе  La Hague, но зато я совершил ознакомительную поездку вокруг этого завода. (подробнее — в главе Ля- Аг).

Атомный мир

Чтобы понять масштабы развития атомной промышленности Франции, надо для сравнения взглянуть на другую ядерную державу. Например, на Россию.

В России работают 10 атомных электростанций, (30 ядерных энергоблоков), что составляет 22,2 ГВт установленной мощности. В энергобалансе страны на АЭС приходится 16%. В 2007 году принято решение о строительстве в России  29 новых АЭС до 2030 года. Для этого потребуется не менее 58 млрд. долларов. 20 млрд. долларов корпорация «Росатом» мечтает получить за прием зарубежного ОЯТ на территорию страны.

Все атомные электростанции мира производят примерно 375 гигаватт электроэнергии. Для сравнения: экологически чистые ветровые электростанции производят чуть более 118 тыс. мегаватт электроэнергии, солнечная энергия служит источником лишь 288 мегаватт.

Справка: В США – 10ядерных реактора.  В Японии — 53, Великобритании — 35. В Германии — 19. В Южной Корее работает 16 реакторов, в Канаде — 14, в Украине — 13, в Швеции — 11. У остальных стран менее десяти реакторов. У Китая, например, их сейчас только три, однако строятся 7 новых. В ряде стран мира, например, в Германии и Великобритании, известны случаи закрытия атомных электростанций.

Приверженцы атомной отрасли считают, что атомную энергетику ожидает в ближайшем будущем светлая полоса. В ее пользу сыграло не только удорожание нефтепродуктов, но и решимость стран Евросоюза воплотить в жизнь Киотское соглашение, предусматривающее существенное сокращение эмиссии парниковых газов.

Мнение против

Однажды в «Белорусской деловой газете» (N 1358 25.08.2003) я прочитал интервью со специалистом — профессором Георгием Лепиным, автором  книги «Хотите ли вы знать правду об атомной энергетике?». Приведу лишь некоторые цитаты из интервью с профессором.

 «…Даже при абсолютной надежности и безаварийности работы любой АЭС по существующим международным стандартам допускаются «лицензированные» (разрешенные) газообразные и аэрозольные выбросы радионуклидов. Сейчас в мире в эксплуатации находится более 400 АЭС. Реально допускается, что они все вместе за 25 лет работы могут выбросить в 16 раз больше цезия-137 (одного из наиболее опасных радионуклидов!), чем попало в атмосферу в результате чернобыльской аварии. В мирное время. Без внештатных ситуаций… Медикам хорошо известно, что даже небольшие дозы радиации, поглощенные организмом за длительное время, катастрофически воздействуют на здоровье.

В реакторе любой АЭС образуется около 300 различных радионуклидов. Более 30 из них попадают в атмосферу: углерод-14 (период полураспада (ППР) — 5730 лет), цезий-137 (ППР — 30 лет), криптон-85 (ППР — 10,6 лет)… Каждый радионуклид по-своему опасен.

Есть еще одна глобальная проблема — в мире уже накоплено свыше 200 тыс. тонн отработавшего ядерного топлива. Ежегодно это количество увеличивается на 10 тыс. тонн. До загрузки в реактор ядерное топливо практически безопасно. А после — становится смертельно радиоактивным.

Кроме отработавшего топлива, атомный реактор «производит» несметное количество жидких и твердых радиоактивных отходов. На каждую тонну использованного топлива приходится до 45 тонн высокоактивных отходов, около 1000 тонн среднеактивных и более 10 000 тонн низкоактивных, но тем не менее очень опасных отходов.

Увы, ни в одном государстве вопросы захоронения радиоактивных отходов, снятия АЭС с эксплуатации, обращения с отработавшим ядерным топливом не решены. Для захоронения отходов в государствах с развитой атомной энергетикой может не хватить и всей территории. Это и случилось, например, с Францией. Пришлось искать место для отходов в Германии. Заключили «взаимовыгодный» договор, который «расторгло» население, не желавшее превращать свою страну в свалку радиоактивного мусора».

Автор: Григорий Пасько
На снимках: Анн Ловержон; АЭС Трикастен.
Фото автора и novostienergetiki.ru

Комментарии запрещены.