Атомная Франция: две стороны одной медали


Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

франция аэс

От автора:

Эта статья готовилась для одного французского журнала, но по разным причинам не была опубликована там. Более того, она вообще нигде не публиковалась. Между тем факты, изложенные в ней, и сегодня, спустя несколько лет после событий, кажутся мне небезынтересными.

 Лирическое отступление

В школе, где я в детстве учился, был маленький музей. Он выполнял функции класса патриотического воспитания. Главным экспонатом музея был большой макет Днепровской гидроэлектростанции, построенной в 1932 году. Помню, мы все очень гордились тем, что эта ГЭС находится недалеко от нашего района. Еще бы! Когда-то, в тридцатые годы прошлого века, это была самая крупная электростанция в СССР, первая станция на Днепре – воплощение в жизнь ленинского плана электрификации России – плана ГОЭЛРО.

Уже взрослым я узнал, что во время строительства станции были затоплены десятки сел, тысячи людей остались без крова. Уже взрослым я узнал, что строили Днепрогэс, в основном, заключенные системы концентрационных лагерей — ГУЛАГА.

Потом на берегу водохранилища, рядом с которым стояло и стоит наше село, была построена Запорожская атомная электростанция. Школьников тоже воспитывали гордиться ею. Однажды я приехал в отпуск и по обыкновению решил половить раков в Днепре. Нырнув, я увидел дно реки, устланное дохлой рыбой. Мне пояснили: был слив радиоактивной воды с АЭС.

Сегодня «ядерный ренессанс» требует создания новых водохранилищ, новых площадей и новых переселений. Уже не уходят под воду села, но пустые дома в Чернобыльской зоне напоминают нам: не все так просто и однозначно в развитии ядерной энергетики.

Любовь моя – Франция

франция, париж, аэс во франции

С того самого детства я очень люблю Францию. Короли Дрюона, мушкетеры Дюма, Фантомас, романы Ремарка, где одно из действующих лиц – Париж; Сименон с комиссаром Мэгре, комиксы про Пифа и чуть позже – Делон, Бельмондо и Высокий Блондин… Они тоже все — из моего детства.

Мне всегда хотелось увидеть Францию. Причем не только Париж. В путеводителях я прочитал массу информации о красивейших местах, о курортах и достопримечательностях, винах и сырах… Нормандия с Шербуром, Аверн с Канталью, долина Роны с Авиньоном и Оранжем…

Я знал о том, что французы гордятся своей атомной промышленностью, как когда-то я гордился  Днепрогэсом.

И вдруг я поймал себя на мысли: почему нигде, никогда, ни в одном рекламно-туристическом проспекте не указано соседство АЭС или урановой шахты с достопримечательностями? Известны ведь высказывания представителей атомной промышленности о  безопасности АЭС для людей и окружающей среды. Так чего они стесняются сказать о том, что Аверн, Лимож, Лимузен  – это в недалеком прошлом сплошные урановые рудники; что Нормандия – это крупнейший завод по переработке и хранению радиоактивных отходов в Ля-Аге; а долина Роны, эта винодельня Франции, – прибежище нескольких крупных АЭС и заводов ядерной промышленности?

Почему некоторые факты повседневности ядерной энергетики — этой гордости Франции –  стыдливо замалчиваются?

Если ядерная промышленность – одно из любимых детищ Франции, то почему бы не гордиться этим дитятком открыто и громко? Как обычно чадолюбивые родители гордятся своими отпрысками.

И я понял, что хочу посмотреть на «отпрысков».

Григорий Пасько, журналист

Комментарии запрещены.